Затемнения звука

Благодаря различному драматическому насыщению слов в последних пропеваемых фразах слагался единый драматический смысл не только последнего вокального абзаца. Суммировалось внутреннее содержание и всей арии Алеко: «Моя Земфира охладела…».Если попытаться снова вернуться к анализу чисто вокальной техники Шаляпина, то можно охарактеризовать ее так: использование динамических ресурсов голоса, использование окраски звука, художественное использование гласных и согласных, использование различных вокальных приемов.

Если говорить о том, как Шаляпин прозносил гласные, то нельзя не удивляться виртуозности его артикуляции, то есть способности произносить гласные а и о с громадной амплитудой их затемнений и осветлений. Эта способность произносить гласный в его разных ракурсах: темнее, светлее, глуше, ярче, глубже, более плоско и т. д. — обеспечивала ему огромное богатство голосовых красок. Гласные в его пении обретали как бы разное измерение и различную перспективу. Для затемнения звука он пользовался более «вертикальным укладом» стенок зева и глотки, для светлых звуков — более «горизонтальным». Губы его постоянно были готовы к произнесению звуков гласных и согласных. При всей виртуозности артикуляционной перестройки голос его никогда не был сжатым или горловым. Слушатели наслаждались одновременно интенсивностью, металличностью и свободой его звучания. Сила голоса, динамика достигались нефорсировкой звука, а пропорциональным распределением силы звучания. Слово он произносил совершенно естественно, «пел — как говорил». Его гласный а был подобен солнцу, стоящему то в зените, то на восходе, то на закате. Например, в песне «Эй, ухнем!» гласный а звучал различно в разных куплетах. Зенита своего он достигал в центральных куплетах: «Разовьем мы березу, разовьем мы куд-ряву. Ай-да, да ай-да — разовьем мы кудряву…».

410cf88960fce6f5ce2cb6af4f4f2a5c_medium

Блеск и лучезарность его широких гласных а и о вызывались всегда внутренней необходимостью, драматическими задачами, таящимися в текстах словесном и музыкальном. Гласный и Шаляпин произносил всегда естественно и чисто без призвука ы. В арии Алеко гласным и характеризовалась любовь Алеко: «Земфира! Как она любила…». И здесь звучало с необыкновенной нежностью и как-то продленно. Согласные в пении Шаляпина никогда не служили хорошей «дикции» в ее упрощенном понимании (то есть лишь бы было понятно произносимое слово). Гласные и согласные использовались им всегда лишь в целях художественных. Порой он удваивал сонорные согласные для того, чтобы сообщить вокальной картине большую глубину и яркость: «Там-м-море движется роскошной пеленой» («Ненастный день потух» Римского-Корсакова) .

Программирование контроллера программируемый логический контроллер.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Выскажите своё мнение: