За Родину

Цикл «За Родину» посвящен воспоминаниям о недавно пережитых трудных годах войны. В эту тетрадь входят: «Здесь похоронен красноармеец» на слова М. Исаковского и «Город Н» на слова М. Матусовского.

Первое написано в торжественном, «траурно-триумфальном» складе, что, с нашей точки зрения, несколько противоречит задушевной простоте поэтического текста. Второе же привлекает своей непосредственностью, горячностью, музыка здесь звучит как взволнованная речь о судьбе одного из многих городов нашей родины, «выжженных смерчем прямой наводки». В музыкальной форме нет законченности, уравновешенности, свойственной другим произведениям цикла. Одна из ремарок автора — «un poco improvisato» — очень точно определяет характер музыки.

Это произведение перекликается с вокальной сюитой Александрова, созданной в военные годы, и, в особенности, с ее второй частью: кубком в честь ненависти и мести. Поэтому совершенно закономерно то, что композитор завершил цикл «За Родину» повторением первой части из этой сюиты — «Заздравным кубком».
С произведениями военных лет связан и вокальный цикл Ан. Александрова «Верность» (ор. 71) на слова С. Северцева, одно из произведений, удостоенных Государственной премии в 1951 году. Сама тема, выраженная в заглавии и поэтическом тексте, типична для искусства военных и первых послевоенных лет — напомним исключительную популярность стихотворения К. Симонова «Жди меня», которая обусловлена прежде всего темой, находившей отклик у каждого.

Цикл «Верность» отличается от других (и даже от «соседних») произведений Александрова предельной простотой выразительных средств, доступных любому слушателю. В иных случаях эта простота кажется даже излишней, хотя она никогда не переходит в упрощенность, примитивизм. Важно отметить, что это достигнуто не просто отказом от фактурных или гармонических сложностей, но прежде всего перемещением центра внимания композитора на другую область, а именно на область мелодии.

Мелодический язык камерной вокальной музыки Ан. Александрова своеобразен. Прослеживая творческий путь композитора, мы чаще останавливали внимание на проблеме декламации, чем на проблеме мелодического развития. И это не случайно. Александров — мастер выразительной детали, он умеет подчеркнуть поэтический образ или даже отдельное, но значительное слово тонко найденной интонацией, выразительной гармонией и т.д. Большое и часто самостоятельное значение имеет в его вокальной музыке партия фортепиано. Но далеко не часто удается ему найти мелодию, развивающуюся «на одном дыхании», широкую и цельную. Это, в частности, сказывается в известной раздробленности, рассредоточенности мелодических кульминаций, ощутимой даже в таком превосходном романсе, как «Безумных лет угасшее веселье».

В цикле «Верность» достигнута гораздо большая цельность мелодии, чем в других произведениях композитора. Почти в каждой части цикла (за исключением, может быть, романса «В дни войны», решенного, как декламационный монолог) ясна центральная кульминация, к которой (а в иных случаях от которой) идет развитие мелодии. Именно широта и цельность мелодии и делает этот цикл особенно привлекательным и для певцов, и для слушателей.

Цикл имеет очень стройную композицию, он, несомненно, должен исполняться целиком, потому что отдельные части не только имеют сюжетную связь, но и объединены логикой музыкального развития.

Первая часть («Накануне разлуки») представляет собой как бы пролог. Как и многие произведения, посвященные теме войны, цикл начинается картиной мирной жизни, рассказом о мечтах и надеждах юных влюбленных.

Ритмическое движение этого романса напоминает баркаролу, что может быть обусловлено поэтическими образами:
Над ясной рекой мы сидели рядом,

О светлом пути мечтая..

Однако движение баркаролы дано лишь как своего рода ритмическая канва, на которую накладывается довольно свободная ритмически вокальная партия. Ощущение особенной свободы и «невесомости» партии голоса достигается именно ритмом, для которого характерны появляющиеся кое-где легкие синкопы, напоминающие знаменитые синкопы на словах «как мимолетное виденье» в лучшем пушкинском романсе Глинки.
Горячая, взволнованная мелодия второго романса («Прощание») как будто рождается из взволнованных возгласов. Примечательно ее развитие: она постепенно «входит в берега», звучит строже и сдержаннее, очень чутко отражая душевное движение — от непосредственного выражения горя разлуки — к решимости выполнить свой долг.

Третий романс — «В дни войны» — связан с предыдущим одной предельно лаконичной, но запоминающейся деталью. Начальный аккорд — ми-бемоль-мажорное трезвучие — появлялось в конце второго романса на словах «остальное решит судьба». В обоих случаях эта гармония как бы вторгается извне: в романсе «Прощание» — после тоники фа мажора, в романсе «В дни войны»— после тоники ре мажора, завершающей предыдущую часть.

Как уже говорилось выше, романс «В дни войны» — это декламационный монолог, своей суровой сдержанностью контрастирующий открытой эмоциональности других частей цикла.

И новый контраст — романс «В победный день». Здесь можно уловить и поэтическую, и музыкальную «арку», связывающую этот романс с первой частью цикла.

Смотрите двигатель змз 405 евро 3 купить на нашем сайте.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Выскажите своё мнение: