Ю. КОЧУРОВ

«Кочуров — большой несомненный талант, одновременно и самоуглубленный, и страстно, «по-ораторски» пафосный. Трудно сказать, нашел ли он или найдет ли для себя наиболее выразительный жанр, в котором с максимальной силой проявились бы его темперамент и энергия. Но едва ли не во всем, что он делает и что ему удается провести в жизнь, слышится пламенный яркий художник, внутренне сосредоточенный и с глубоко этическим постижением искусства». Так писал о Кочурове Б. В. Асафьев в статье 1942 года [1].

Тогда он располагал еще сравнительно немногими произведениями композитора, талант которого раскрылся наиболее полно в сочинениях послевоенного периода. Но в этих словах, как и во многих других высказываниях тонкого и наблюдательного музыкального писателя, подмечено самое основное в творчестве композитора: сочетание большого темперамента и даже пафоса с большой сдержанностью и строгостью, с отрицанием каких бы то ни было преувеличений.

Ю. Кочуров прожил недолго — всего 44 года, из которых последние были омрачены тяжелой болезнью и потерей зрения. Немного и сочинений оставил он; и все же вклад его в советскую музыку, а особенно в жанр романса, значителен. Романс для Кочурова был основной областью творчества, в ней он высказал себя наиболее полно, отразив общие процессы развития жанра в индивидуальном преломлении.
[1] Б. В. Асафьев. Ленинградские лирики (групповой портрет). Рукопись, стр. 11. Архив И. С. Асафьевой.
Вокальное творчество композитора очень полно и углубленно исследовано Е. Ручьевской, автором небольшой книги о Кочурове и диссертации о его вокальном творчестве [1]. К ее наблюдениям и выводам можно прибавить лишь очень немногое. Однако возможно, что более последовательное, чем позволяет жанр монографической работы, включение вокального творчества композитора в общий процесс развития советской вокальной лирики даст возможность внести некоторые новые штрихи в детально выписанный одаренным музыковедом портрет Кочурова-лирика.

Вокальное творчество ряда ленинградских композиторов, вышедших на самостоятельную дорогу в середине 30-х годов (Ю. Кочуров, В. Волошинов, А. Животов, Б. Арапов и др.), сформировалось под заметным воздействием композитора более старшего поколения — В. В. Щербачева, возглавлявшего в 20-х годах работу кафедры композиции Ленинградской консерватории. Влияние учителя сказывалось не столько в формировании тех или иных стилистических черт творчества композиторов очень разной индивидуальности, сколько в создании общей творческой атмосферы, способствовавшей формированию художественного и общекультурного кругозора. «В его [Щербачева] классе царил дух увлекательных бесед и споров о музыке, литературе, театре» [2],— отмечают авторы коллективного очерка истории Ленинградской консерватории.

Воздействие учителя на творчество молодого композитора осуществлялось главным образом именно через «атмосферу» широких художественных интересов, в которой воспитывались ученики Щербачева.

Уже в первых творческих опытах Кочурова мы ощущаем и тяготение к большим творческим проблемам (прежде всего — к проблеме связи слова и музыки), и незаурядную музыкальную и общехудожественную эрудицию. Период ученичества был пройден композитором очень быстро, и первые опубликованные сочинения могут оцениваться без всяких скидок.

[1] Е. Ручьевская. Вокальное творчество Ю. В. Кочурова. Диссертация на соискание ученой степени кандидата искусствоведения. Л., 1963. Рукопись. Библиотека Ленинградской ордена Ленина Государственной консерватории имени Н. А. Римокого-Корсакова.

[2] «100 лет Ленинградской консерватории. Исторический очерк». Л., 1962, стр. 123.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Выскажите своё мнение: