Вторая тема части — светлая, мажорная, олицетворяющая образ прекрасной мечты

Начинаясь в сдержанно-созерцательных тонах, она затем звучит страстно, напоминая многие метнеровские дифирамбы, Небольшую разработку Метнер строит на интенсивном развитии первой балладной темы. Лишенная своей мелодической напевности, она звучит теперь изломанно, прихотливо, подобно какому-то причудливо-фантастическому видению. Яркая образная трансформация темы достигается благодаря очень напряженному гармоническому фону фортепианной партии. Незаметно подходит реприза, и мы вновь наслаждаемся вернувшимися образами первой части. В коде удивительно поэтично, как бы сквозь дымку воспоминаний, звучит последнее проведение балладной темы. Ее ведет скрипка с сурдиной, и это придает теме особый «шелестящий» эффект.

Вторая часть стремительным движением, богатством ритмического рисунка и своеобразием гармонического языка резко контрастирует с характером крайних частей сонаты. Основная грациозно-кокетливая тема «Танца» придает всей части шутливый, задорный характер:

В ярко контрастных частях первой сонаты Метнер всесторонне использует выразительные возможности скрипки. В первой медленной части демонстрируются богатейшие кантиленные свойства инструмента. Танцевальная вторая часть сонаты представляет собой наиболее сложный ансамбль скрипки и фортепиано; в ней технически-виртуозные возможности скрипки показаны Метнером с наибольшей полнотой. В финале сонаты («Дифирамб») Метнер стремится выявить и подчеркнуть колористические особенности обоих инструментов. По замыслу автора, звучание скрипки должно напоминать характерный «колокольный перезвон» .

С годами Метнер все чаще выступает с симфоническим оркестром. Кроме первого концерта Чайковского, он готовит и четвертый концерт Бетховена. С исполнением последнего сочинения связан нашумевший инцидент «Метнер — Менгельберг».

В декабре 1910 года Метнер и дирижер Менгельберг должны были исполнять в Петербургском симфоническом вечере Кусевицкого четвертый концерт Бетховена. Метнер специально сочинил к нему каденции. С самого начала репетиции Менгельберг вел себя вызывающе по отношению к солисту: нарочито брал разные с ним темпы, утрировал звучность оркестра, а о каденциях Николая Карловича заявил, что последний «ничего не смыслит в Бетховене» . Метнер с трудом довел репетицию до конца, по от участия в концерте категорически отказался.

В печати по этому поводу появилось заявление Н. К. Метнеру; он писал: «…этот случай имеет значение, далеко выходящее из рамок чисто личного… в моем лице было нанесено оскорбление солисту со стороны зазнавшегося дирижера и, что еще важнее, русскому артисту со стороны заезжего иностранца» .

Русская музыкальная общественность именно так и расценила поступок Метнера. В знак солидарности Николаю Карловичу, исполнявшему четвертый концерт Бетховена в Московском симфоническом собрании, был поднесен адрес. Среди подписавшихся первыми поставили свои имена Скрябин и Танеев.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Выскажите своё мнение:
Когда вы стоите перед выбором игрушки для собственного малыша, стоит обратить внимание на конструктор из картона.;Изобретение косметологической индустрии кушоны