Волошин и его поэзия

Поэзия Волошина обогащается новыми красками и созвучиями, которые дарят ему “древние пристани Европы”.

Волошин был глубоко образованным человеком, и его Киммерия – это не только Коктебель и Карадаг, Сююрю-Кая и Старый Крым, но скифы и эллины, византийцы и генуэзцы, готы и славяне, сложная и пестрая история которых развертывалась на этих берегах. Смена времен и народов, взаимопроникновение и преемственность культур во многом определили содержание волошинской поэзии. Поэта охватывает чувство взаимосвязи тысячелетних культур, и перед его мысленным взглядом возникают аргонавты в Колхиде, Овидий на берегу понта Эвксинского, генуэзцы на Крымских холмах, русичи в Суроже. С необыкновенной силой это ощущение вылилось в цикле стихов “Киммерийские сумерки”. “Я иду, дорогой скорбной в мой безрадостный Коктебель” – так начинается одно из стихотворений. Это дорога не по одним нагорьям и долинам через узорный терн, серебро кустарников и розовеющий миндаль, — это путь писателя, пытавшегося осмыслить своеобразие исторических судеб отдельных народов и цивилизаций.

В первое десятилетие века обрисовываются те качества поэзии Волошина, которые в эти годы определяют ее место в литературном течении русского символизма. Максимилиан Волошин присоединился к этому течению вскоре после появления в печати первых своих стихотворений и вначале на положении младшего, а затем полноправного соратника вошел в круг его ведущих поэтов. Он печатается в основных журналах символистской школы – “Весах”, “Золотом руне”, а под конец десятилетия – в органе акмеистов “Аполлоне”.

В стихах, написанных в то время, сливаются несколько поэтических струй, одна из них на протяжении десятилетий станет преобладающей в творчестве Волошина. Эта струя, назовем ее условно “киммерийской”, выбивается из-под древних камней Карадага, течет по славянскому урочищу Тепсень, вливается в Черное море.

Именно “киммерийские” стихи станут высшим достижением волошинской лирики. Им поэт отдаст все лучшее, что почерпнул в своих других пристрастиях, — отчетливые линии парнасской школы и броские цвета импрессионистов.

“Парнасом” называли группу французских поэтов, сформировавшуюся в середине Х1Х века. Это название определилось заглавием их первого коллективного сборника “Современный Парнас”. Среди парнасцев были крупные поэты – Леконт де Лиль, Малларме, Сюлли-Прюдом, Эредиа. Вторжение современности, от которой настойчиво открещивались парнасцы, предопределило распад группы.

Во всех стихах Максимилиана Волошина мы с самого начала видим цветение изощренной человеческой культуры.

Первую книгу стихов Волошин издает, обладая сложившейся литературной репутацией. Названа она скупо и строго: “Стихотворения. 1900-1910”

Переломными для цветного, изощренного, причудливого бытия, стали последующие годы – началась первая мировая война.

В военное время Волошин живет во Франции, Швейцарии, Англии. Шовинистические настроения минуют поэта, он воспринимает войну как трагедию, общечеловеческую и личную:

В эти дни нет ни врага, ни брата:

Все во мне, и я во всех. Одной

И одна – тоскою плоть объята

И горит сама к себе враждой.

Как восстановить эмаль ванны - вызвал сантехников Сантехника дисконтные цены.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Выскажите своё мнение: