В крови горит огонь желанья

Во всех названных произведениях стихи Пушкина получили то же музыкально-жанровое выражение, что и у первых классиков русского романса — Глинки и Даргомыжского. Так, рисуя образ девочки-ребенка в романсе «Адели», Глинка обращается к танцевальному ритму. То же делает и Шебалин, лишь заменив ритмоформулу польки вальсом.

Романс «В крови горит огонь желанья» Глинка написал как серенаду — Шебалин также. И разумеется, «Испанский романс» и «Я здесь, Инезилья» тоже написаны в жанре серенады, а «Пью за здравие Мери» — в жанре застольной — «бриндизи».
При всем этом намеренном, подчеркнутом следовании классическим образцам с первых же тактов слышно, что эти романсы созданы современным композитором. Даже в этих столь жанрово определенных романсах Шебалин остается верен своей манере вслушиваться в интонации поэтической речи и воплощать их в свободной мелодии, легко переходящей из тональности в тональность. Примером может служить романс «Адели», мелодия которого, скользнув по тонам увеличенного трезвучия, переходит в тональность, лежащую полутоном ниже:

4_html_m2e8e7a04 4_html_m753e5b96

 

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Выскажите своё мнение: