Только посмейте меня разбудить…

ОЛЬГА (уже предчувствуя большую беду). В… феврале. И с тех пор — ни разу.
МАРК. А я — вчера.
ОЛЬГА (обиженно). Ты летал… в Сорбонну? Без меня?
МАРК. Говорю тебе, Нелли не в Сорбонне. Она жила у меня. (Твердо). Да-да. Не вытаращивай глаза. Пора тебе узнать правду, тогда не будешь глупостями заниматься. У тебя есть о чем заботиться в реальности, достаточно проблем, поверь мне. Аты все в соски играешь да в фантики… Страшилки сама себе рассказываешь… Вместо того, чтобы глаза пошире раскрыть.
Твоя дочь уже три года живет с твоим братом. Усвой это. И смирись. Да-да, со мной!
ОЛЬГА (жалобно). Не надо, Марик… Мне и так…
МАРК (чуть мягче). До вчерашнего вечера это было так. А вчера мы — как назло — поссорились. И она ушла. Домой. К тебе. Пообещала ничего вам не рассказывать… но мне уже было все равно. Перегорело… Так я думал. Но сейчас!
ОЛЬГА (убитым голосом). Так там… (кивает на книжный шкаф), в ее записях… все правда? (поет как стонет) «Золотое — медное, медное — золотое…” (покачивается в такт бесконечно унылого пения. Вдруг вскакивает, как ужаленная.)
Мерзавка! Боже мой… Говорят — опасайся рыжих! Дрянь! (сжимает виски ладонями, подвывая). Что мне осталось? Что?? Стас… Мальчик мой! Чистый мой, добрый, талантливый…
МАРК (зло и намеренно жестко). А Стас твой — наркоман и…
ОЛЬГА. Ты лжешь! я видела кубки. Медали…
МАРК. Он покупал их за гроши у спившихся чемпионов. А сейчас, кстати, обрати внимание, — уже нет ни одного кубка, ни одной медали. Пришел его черед продавать. На «колеса» не хватало…
ОЛЬГА (с затаенной надеждой). Ты… нарочно дразнишь меня. Но это… так на тебя не похоже. Ты добрый, Марк. Самый добрый на свете. (Марк молчит.) Где же он сейчас? Разве не в Вене?
МАРК (про себя). В «вене». Всей иглой… (Смотрит на часы). Должен был уже прийти.
ОЛЬГА. Зачем?
МАРК. Долгая история… Это из-за него мы с Нелли… Ну, я прогнал ее… Не сейчас, Леля, хорошо? История и в самом деле… не короткая… (Снова тревожно смотрит на часы. Бросается к телефону — вспоминает про оборванный шнур). Ч-черт бы тебя подрал, Леля. Где твои дети, ты, мать, можешь это сказать?
ОЛЬГА. Я пришла вчера домой… От подруги, медсестры. Она дала мне сильное снотворное…
МАРК (недоверчиво-испытующе). Снотворное? (резкими движениями пытаясь соединить обрывки проводов телефона).
ОЛЬГА. В последнее время я никак не могу уснуть…
МАРК. Короче!?
ОЛЬГА. У меня не было специального плана… И подозрений особых… Мне говорили, что Феликс… Ну, что Лео приводит сюда даму… В мое отсутствие… Но я не верила. Пока сама не увидела… Подхожу к дому — раньше времени вырвалась с работы — и тут она стремительно выскочила. Я только золотисто-рыжую прядь увидела. Она отвернулась от меня… А когда я поднялась в спальню — там… Ну, сам понимаешь… Все было кувырком… И волос… Длинный… Медный… С золотым колечком на конце… И Фе… Лео — весь какой-то жалкий. И в то же время — сияющий…
МАРК (облегченно вздыхая). Так… Нелли успела убежать?
ОЛЬГА (недоуменно глядя на него). Это было не вчера… Задолго… И тогда я придумала… Не месть… Так, легкое наказание… Растворила в сосуде для фильтрования сильное снотворное. Застать их хотела… Чтобы убедиться… И сказала, что уезжаю к дочери. Дня на два.
А вчера ночью, часа в два, на цыпочках (обувь в коридоре оставила) прокралась в дом. В его комнате было темно. И пусто. В вот в моей горел свет. (Раздается звяканье, скрежет и скрип).
МАРК (набирает номер). Не молчи, Леля. Рассказывай. Возможно, у нас времени совсем не осталось.
ОЛЬГА. Времени не осталось? О чем ты говоришь, Марк? Чего-чего, а времени… Спешить поздно.

Все подробности мюллер подоконники сайт на сайте.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Выскажите своё мнение: