Только посмейте меня разбудить…

Сидишь на пригорке, бывало, впереди — насколько глаз видит — море лазурное, вверху — бледный месяц на ярко-голубом небе, вокруг — высокая трава шумит, сочная, с пятнами ярких цветов… Кроны сосен покачиваются и гудят, как огонь в печи… Насмотришься на всю эту красоту, раскинешь руки, упадешь на спину — и представляешь себя властительницей мира, которая все что ни захочет — тут же получит, стоит только в ладоши хлопнуть… Хочешь — жемчуга и алмазы, хочешь — карету с лошадьми, а если очень-очень повезет — то и… два кусочка жареного хлеба! Без ничего. Просто два золотистых сухарика…
И такая радость в душе поднимается… Столько видится впереди событий, ярких, удивительных, волшебных. И все они произойдут не с кем-нибудь, а с тобой!!! Надо только подождать, потерпеть… Бог заметит, услышит, откликнется!
(Встает, приносит из кухни тряпку и начинает протирать пыль в книжном шкафу, постоянно напевая). И что? Разве не заметил? Разве не услышал? Не откликнулся?
Бедная сиротка не погибла, не пропала, не пошла по дурному пути… А выросла, выучилась, вышла замуж… И не за пьяницу какого-нибудь, не за нищего или старика… — За обаятельного, неглупого и даже обеспеченного человека… Детей родила… Мне грех жаловаться. Имела все самое замечательное: детей, дом, наряды. И мужа… Несколько занудливого, несколько скучноватого, чуть более предсказуемого, чем хотелось бы… Но — преданного, любящего, прекрасного отца… Заботливого и внимательного, и, при всей его занятости… старомодно романтичного…
Чего еще желать?
Нелли — учится в университете, на отделении социологии. (Невольно улыбается). Скоро уже приедет… Через месяц. Нет, даже раньше… Через три недели… Первый семестр, говорит, очень тяжелый. И длинный… Конечно, таким, как она, девочкам домашним, несладко вдали от дома… Особенно в первый раз…
Стас — посамостоятельнее. Красавец мой… Весь в деда… А рос -слабеньким. чахлым… Откуда что взялось: вдруг занялся большим теннисом — и вот… чемпион…
Смешно, ей богу… Плечи — не обхватишь, мускулы — как камень, а лицо французского… нет, даже английского поэта… 17 века. Или восемнадцатого… Аристократизм во взгляде, бледность в лице, тени под глазами…
И — достоинство откуда-то появилось… Сдержанность… Не узнаю сына… Уверенный в себе. Надежный. О таком сыне каждая мать мечтает. Да не каждому Бог дает…
В течение всего монолога Ольга прибирает в квартире, одну за другой достает аудиокассеты, кое-что ставит в магнитофон, подпевает. Протирает книги из книжного шкафа, но по всему видно, что она очень нервничает.
Время от времени она подходит к телефону, даже берет трубку пару раз В первый раз набрала одну цифру — и бросила трубку, во второй раз — все семь цифр, но после первого же гудка — с ужасом швырнула трубку на пол…
Наконец, решившись, подошла, взяла трубку — и в этот момент зазвонил. Она с грохотом бросила аппарат на пол и упала на кровать в истерике…
Музыка на кассете все не кончается. Ольга встает, поднимает и «собирает» телефон, берется за тряпку. Вытащив книги первого ряда, потянулась ко второму — достала тоненькую тетрадку. Раскрыла машинально, прочла несколько строчек — тоже по инерции — и захлопнула тетрадь. На лице ее — ужас, шок и полное непонимание происходящего. Звонок в дверь. Она стремительно сует тетрадь на место и заставляет книгами ближний ряд.
ОЛЬГА (нарочито спокойно). Минуточку! Я только переоденусь… (Ровняет ряды книг, закрывает шкаф. В это время слышен поворот ключа в двери. Входит Марк. В каждой руке — по пакету с продуктами.)

http://бизнес-в-швейцарии.рф/ какие налоги в швейцарии.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Выскажите своё мнение: