Только посмейте меня разбудить…

ОЛЬГА (вся в себе). Все, все в нашей семье случается именно 18 апреля. Только я одна… выбиваюсь из графика. Но это поправимо. Это поправимо!
МАРК. Вечером я забегу.
ОЛЬГА (помолчав, тихо). Если будет куда…
МАРК. Мне нужно спешить. Поспи сейчас. Встанешь — холодильник в твоем распоряжении.
ОЛЬГА. Марк, я их… убила…
МАРК. Лелечка, милая, мне правда очень некогда. (Звонит телефон. Марк берет трубку, бросает быстрый взгляд на Ольгу). Да. Да-да. (Тихо). Я понял. Но… сейчас никак нельзя. Нет, нет. Да, ухожу. Не, не сегодня. Нельзя, понимаешь?
Не понимаешь? Я — не один. Да, еще здесь. Оставь! (Прикрывая ладонью трубку). Что я, должен гнать человека на улицу в пять часов утра? Еще транспорт не ходит. Нет. Прости. Нет, я сказал. Думай, что хочешь… Ну, хорошо. Как знаешь… (кладет трубку).
ОЛЬГА. Сначала я думала, что ты разговариваешь с женщиной… Но женщине, которая звонит в пятом часу и которую за это не чехвостят, как ты меня полчаса назад, — не сообщат, что здесь… дама. Ты ведь не сказал «сестра». Следовательно, звонил мужчина. Но если утром, в начале пятого, звонит мужчина и с ним разговаривают, как если бы он позвонил в полдень, — значит он звонит в эту пору не впервые…
Два часа назад я безошибочно вычислила бы его, но теперь… Когда Лео… далеко…
МАРК (растерянно наливает себе кофе, ставит кофейникна стол и кивает на него Ольге). Еще горячий. Хотя… Вряд ли тебе сейчас стоит пить кофе…
ОЛЬГА (наливает кофе). Я чуть-чуть. У тебя есть коньяк или бренди? (Смущенно). Я привыкла утром… в первую чашечку… несколько капель…
МАРК. Поищи в буфете. (Встает) Я уже очень тороплюсь…
ОЛЬГА (встревоженно-умоляюще). Марик, ты ведь… ненадолго?
МАРК (удивленно). А что? Не собираешься же ты дожидаться меня здесь? В такой день?..
ОЛЬГА (умоляюще). Если ты не возражаешь…
МАРК. При чем тут… По мне — живи тут хоть вечность. Но твои — я же знаю Феликса — хватятся, все больницы, все морги обзвонят… В полицию обратятся…
ОЛЬГА (в ужасе). В полицию…(затем как бы что-то вспомнив и взбодрившись). Я им позвоню. Ты прав. Опрометчиво было с моей стороны уйти так… Не предупредив…
МАРК. Я уже окончательно опоздал. Прости. Бегу.
ОЛЬГА. Что тебе приготовить на ужин? Хочешь — твои любимые рулетики с сыром и бульоном? Или омлет с грибами?..
МАРК. Я считал, что в день рождения сразу трех моих родственников и в годовщину свадьбы сестры мне не придется ломать голову над вечерним меню?.. (Убегает).

Картина 2.

Та же комната. Ольга бесцельно бродит из угла в угол, напевая нечто бесконечно унылое. Взглял ее то испуганно-затравленный, то умиротворенно-блаженный. Весь дальнейший монолог должен сопровождаться движениями, взглядами и улыбками, которые потихоньку наведут зрителя на мысль, что она несколько… не в себе.

ОЛЬГА (очнувшись на время). Почему это случилось именно со мной? Почему именно я так поздно проснулась? В самом конце жизни… Почти у обрыва… (Ходит и поет).
… А могла бы так и проспать… (поет). Когда у человека все хорошо — он ничего о себе не знает. Ни о себе, ни о других, ни о жизни… Целые поколения незрячих бредут по этому свету и думают, что они живут. А на самом деле они… всего лишь фон… Тени чужого сна… (поет).
И вправду, своих любимчиков Бог истязает как может. Остальные для него не существуют… (поет).
…Мне 37 лет. Сколько из них я проспала? Двадцать… Нет, девятнадцать… Всю вторую половину жизни… Да и до этого… (садится в кресло, поджав под себя ноги, поет). Только детство…

Самая подробная информация лакированные мужские туфли на сайте.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Выскажите своё мнение: