Словарь, построение фраз.

Исполнителю роли Годуна следует отметить эти черты, как отправные для раскрытия образа. Слово для Годуна всегда острое орудие, он не привык «играть», «забавляться» словами, его слово всегда точно направлено по нужному адресу.

Небольшие по тексту эпизодические роли матросов также должны подвергнуться кропотливому анализу текста для выявления индивидуального своеобразия, открывающего путь к характерности образа,

Нельзя смешать речевой строй третьего матроса с речевым строем пятого или шестого. Каждый из них создан с тончайшей словесной характеристикой.

Словарь, построение фраз, весь строй речи третьего матроса рисуют его как молодого задорного парня, балагура, кото^ш за словом в карман не полезет: «Кишка тонка—не варит моряка», «Известно, такие гости, что у матроса ноют кости». Вечный остряк, легко говорящий в рифму и прибаутками, он еще многого не понимает в сложнейшей политической обстановке и искренне заступается за шестого матроса, разоблаченного Годугюм.

Даже если бы автор не назвал другого матроса «пожилым», об этом не трудно было бы догадаться, анализируя его текст: «Помолчи, да нос утри прежь разговаривать. Правильно Артем повел. Тут у нас ничего не сладится, ежелп каждый за себя тянуть будет…», «Так что ты, паренек, себе заруби: раз винтовку поднял — попусту не пугай».

И не только наставительность всего тона в обращении к молодым матросам, но самое построение речи говорит о более зрелом возрасте, о большом житейском опыте. Интересно сопоставить речь пожилого матроса в разговоре с молодежью с его обращением к Берсеневу в острейший момент отказа Берсенева от командования кораблем. «Прости, Евгений Иванович, но .послушай матросское слово. Мы с тобой, почитай, без малого четверть века прослужили. Ты —наверху, я — внизу, а соленую флотскую службу вместе хлебали. Так не обессудь. Сам знаешь, — меж тобой и нами вражды нет…» (4-й акт). Это звучит неподдельная народная речь. Когда вслушиваешься в ее размеренность, плавность, осознаешь глубину народной мудрости.

В суровый час народного суда пожилой матрос заговорит так, как веками говорил парод, — безыскусственно, без лишних украшений и вместе с тем необычайно образно: «А только раз встали мы теперь на смертную дорожку за свое дело,

то вправе перевернуть до дна, высмотреть, какой у него фарватер». Последнее слово из профессионального морского словаря придает всей речи конкретность характеристики.

Здесь сказалось художественное чутье автора и чувство меры, присущее каждому подлинному художнику. Лавренев не «разукрашивает» каждую фразу специальными морскими словечками и специальными терминами, а включает их уместно, как бы придавая речи окончательную достоверность и художественную завершенность.

Так поступают и большие актеры—они не злоупотребляют акцентом или нарушением литературного произношения, но умело и тактично вкрапливают эти краски в сценическую речь.

http://vologda.amb-truck.ru/ вологодский машиностроительный завод.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Выскажите своё мнение: