«Сквозное действие» часть 3

Во второй части романса повторяется музыка первого «куска» с уже знакомой мелодией ожидания и с теми же осторожно вступающими синкопами. Но теперь тревога героя усиливается: (синкопа)

Отчего же робкое признанье В сердце так тебе запало глубоко?

(синкопа) Ты вздыхаешь, ты дрожишь и плачешь;

Иль слова любви в устах твоих немеют,

Или ты меня жалеешь, ие любишь?

Особо выделяется здесь слово «жалеешь»; оно звучит почти роковым приговором для героя, если жалеет, значит — не любит. Слова «не любищь?» также произносятся героем как бы с замирающим от страха сердцем. Двумя легкими «восьмыми» они едва слетают с дрожащих губ героя.

И дальше он уже окончательно перестает владеть собой, не в силах вынести своих сомнений.

Я приговор свой жду,

Я жду решенья:

Иль нож ты мие в сердце вонзишь,

Иль рай мне откроешь!

Ах, виемли же мольбе моей,

Отвечай, отвечай скорей!

Весь этот поток слов изливается в едином порыве, громко и нетерпеливо, и устремляется к кульминации романса, к слову «скорей». Мелодия льется вниз и разрешается ярким и светлым аккордом на слове «скорей» — ответ должен быть получен, он должен стать окончательным.

Этот неожиданный мажорный аккорд, сопровождающий слово «скорей», своим светом должен рассеять страх и сомнения героя, завершить его ожидание. После бурного взлета («взрыва») чувств героя контрастно, мягко и тихо звучат его слова:

Я приговор свой жду,

Я жду решенья!

Звучат по-прежнему ритмично, в изначальной мелодической линии — к герою вернулась его прежняя сдержанность, он как бы просит прощение за бурное проявление своего нетерпения. Музыкальный отыгрыш продолжает мягкий рисунок робкого ожидания. «Страшная минута» продолжается. Ответ на вопрос не высказан. Музыка, стихая, иссякает как бы в бесконечности ожидания.

Близкие люди пансионат для пожилых dom-prestarelyh.net.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Выскажите своё мнение: