Сближение камерно-вокального жанра с песней

Найдя свою собственную манеру воплощения поэтической речи, свое отношение к классическим традициям, Шебалин — уже вполне зрелым композитором — вновь обращается к советской поэзии. И если первый опыт в этой области — цикл на слова Есенина — остался всего лишь опытом, то цикл на слова А. Коваленкова, тоже во многом экспериментальный, мы вправе оценить и как немалое достижение.

Эксперимент здесь заключался в сближении камерно-вокального жанра с песней, что было и остается одной из характерных особенностей советской музыки.

Это сближение, весьма важное для развития советской вокальной музыки в целом, имело особое значение для Шебалина, композитора интеллектуального склада, для которого проблема «общительности» никогда не была простой и легкой. В этом отношении большую и положительную роль сыграло его обращение к массовым жанрам, что отметил сам композитор в уже цитированных нами «Воспоминаниях»:

«Должен сказать, что ни Мясковскому, ни Прокофьеву, ни мне самому жанр массовой песни не давался. Может быть, виной тому была эпизодичность обращения к этой сфере творчества и при более упорной систематической работе над ним результаты были бы выше. …Но как бы плохи, в общем, ни были мои массовые песни, из этой работы я кое-что извлек для себя.

Влияния песенного жанра отчетливо сказались в цикле на слова Коваленкова, и при этом не только в произведениях песенного склада («Песенка», «Турист»), но и в других. Сказались они прежде всего в гораздо более свободном и широком развитии мелодии, в том, что и партия фортепиано получила иной характер. На первый взгляд, она более традиционна, не столь индивидуализированна. Но зато она становится более полнозвучной и «фортепианной», в то время как в пушкинских романсах она иной раз выглядит фортепианным переложением квартета. Заметные изменения происходят и в композиции романсов, ранее всегда тяготевшей к форме «сквозного развития», а в данном цикле всегда отчетливо расчлененной.

Сближение романса с песенным жанром было для композитора не самоцелью, а средством овладения современной интонацией; и это самое главное.

Поэтому не только в песне «Турист», где «приметы времени» есть в самих стихах, но и, например, в «Песенке», где таких примет нет, мы ощущаем современность музыкальной речи, и главным образом потому, что вся музыкальная лексика связана здесь с советской массовой песенностью. А в то же время она тоньше, индивидуализированнее, что сказывается и в ладовом строении мелодии и в свободном и подвижном тональном плане даже внутри периода, что в песне встретить почти невозможно.

Стремление к мелодизму, кантиленности сказывается даже в тех романсах цикла, которые близки излюбленному Шебалиным типу «стихотворения с музыкой». Так, например, в романсе «Грустная нота» музыкально-речевые интонации распеты, мелодизированы, хотя и в особой, интонационно-сдержанной манере.

И окончательно «раскрепощена» мелодия в эмоционально-открытом, восторженном и патетическом романсе, завершающем цикл («Синий воздух солнцем позолочен»). Здесь и фактура сопровождения иная — сочная, красочная, полнозвучная, примером чего может служить заключение романса:

4_html_41c03773

 

От ранних романсов до песен на слова Коваленкова лежит, как видим, большой путь, пройденный композитором уверенно, с ясным осознанием цели на каждом отдельном этапе. Коваленковский цикл в каком-то смысле — вершина камерно-вокального творчества Шебалина, он ясен, гармоничен, он пропет полным голосом.

Два последних вокальных цикла раскрывают слушателю очень важные стороны дарования Шебалина.

Мебельссон официальный сайт

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Выскажите своё мнение: