Ряд мирных картин

Тяжелая, суровая, тонально неустойчивая тема, появляющаяся на словах воспоминания о былых испытаниях родины, получает развитие в девятой песне-дуэте («Бранный клич»), говорящей уже о новых грозных битвах:

5_html_137c6d31

С завершающей пролог маршеобразной темой («Древний народ мой…») связаны тема песни «Долина Сално» и тема-призыв из «Бранного клича».

За прологом следует ряд мирных картин: путник отправляется в дорогу по горным тропинкам («В дорогу»), гусан славит мирный труд земледельца («Песнь о хлебе»), юноша воспевает красоту любимой («Был бы у меня баштан»). В этих песнях немногими лаконичными, но выразительными штрихами передан национальный колорит. Так, в «Песне о хлебе» (дуэт тенора и баса) пение гусана звучит на фоне сопровождения, подражающего народному инструменту: повторяющаяся орнаментальная фигурка в верхнем голосе и гудящая в басу квинта. В песне «Был бы у меня баштан» чутко передана свойственная народной песне переменность размера: 5/4, 6/4, 5/4, 3/4 и т. п.

За мирными картинами следует трагическая кульминация цикла: «Долина Сално» и «Черный орел» — песни о гибели и бессмертии героя-воина.

Мелодия первой части «Долины Сално» проста, как народные напевы и так же выразительна. Она звучит на очень скромном фоне фортепианной партии, то удваивающей партию голоса, то отвечающей ей краткими репликами. В средней части — рассказе о предсмертных грезах сраженного в бою молодого гайдука — мелодия становится декламационной, а партия фортепиано, оставаясь чрезвычайно простой по фактуре, выразительно передает и неясные образы сна, и послед-ные биения уходящей жизни. Именно так воспринимается метро-ритмическая неровность и угасание звучности в последних тактах перед репризой. А в репризе фортепианная партия сведена только к басовому голосу, да к лаконичной изобразительной детали — форшлагам, имитирующим клекот орла.

Музыкально-поэтический образ орла, образ «второго плана» из «Долины Сално», становится основным в следующем эпизоде цикла. Но здесь это уже не символ смерти. Орел, вознесший сердце героя в сияющую высь,— это символ бессмертия и славы, и справедливо видит здесь советский исследователь отзвук мифа о Прометее [1].

Эту песню связывает с предшествующей изобразительная деталь — форшлаг (в «Черном орле» — выписанный и акцентированный), но по характеру они ярко контрастны. Язык «Долины Сално» предельно прост, близок народной песне, язык песни «Черный орел» звучен и торжественен. А обе вместе они образуют кульминацию цикла, предвосхищающую героические образы трех последних его эпизодов.

[1] Л. Полякова. Некоторые вопросы творческого стиля Свиридова. Цит. изд., стр. 185.
Седьмая и восьмая песни, подобно рассмотренным выше пятой и шестой, тоже образуют контрастное единство.

http://maisonfourmi.ru/ vip презент светильники интернет магазин в нижнем новгороде.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Выскажите своё мнение: