Неторопливо льется музыкальная речь

Пианистическое искусство Метнера получает известность и за рубежом. В 1904 году он дает несколько концертов в Германии, где с большим успехом исполняет произведения Баха, Бетховена, Шумана и свои собственные. Концертная деятельность Николая Карловича продолжается и в Москве. Знаменательным событием «исполнительской биографии» Метнера стал концерт, который состоялся 31 октября 1906 года. Он впервые исполнял недавно законченные две сказки op. 8. три сказки op. 9, три дифирамба op. 10 и две сонаты из «Триады» op. 11 (№ 1 и 2).

Цикл сказок op. 8 включает две контрастные по характеру и движению пьесы. В первой медленной лирико-повествовательной сказке Метнер знакомит слушателя с героями рассказа. Неторопливо льется музыкальная речь, постепенно вводятся новые образы. Повесть же о напряженных жизненных перипетиях, о глубоких переживаниях и смятенных чувствах раскрывается во второй, бурно-взволнованной сказке. При таком замысле цикла композитор одновременно стремится и к яркой внешней контрастности, и к большому внутреннему единству сказок. Различные по настроению и движению темы обеих пьес вырастают из единого мелодического ядра, интенсивное развитие которого ясно ощущается в музыке сказок. Объединяет сказки и многократное появление темы-эпиграфа, которая становится как бы «словами от автора»:

Не меняя своего мужественно-величественного облика, тема-эпиграф начинает и завершает обе сказки и особенно активно включается в развитие второй. Цикл сказок op. 8 обнаруживает многие черты, которые станут типичными для этого жанра: контрастность образов, восходящих к единой тематической основе, широкое применение полифонических приемов, относительная простота фортепианной фактуры.

В 1906/07 году Метнер проводит около года в Германии, выступая в Берлине и Лейпциге с обширной программой из собственных сочинений. Путешествуя по Германии, стране многовековой культуры, Метнер знакомится с ее художественной и музыкальной жизнью. Но многие явления немецкого искусства и прежде всего музыка производят на композитора тяжелое впечатление: «Конечно, нам в Москве и не снились те колоссальные художественные впечатления, которых здесь не оберешься. Но нам и не снились многие позорные явления, свидетелями которых я был здесь» , — пишет Метнер из Германии; он имел прежде всего в виду Макса Регера и отчасти Рихарда Штрауса. Отношение Метнера к этим художникам диктовалось чисто субъективным неприятием их творчества, и оценка его не была верной. Но по существу именно в те далекие годы начинает складываться специфически метнеровская позиция в искусстве, фактически изолируюшаяся от магистрали большой музыкальной жизни: справедливо негодуя против чисто формальных поисков ряда модернистских «новаторов», Николай Карлович остается совершенно пассивным к биению пульса современности, которая все настойчивее заявляет о себе в творчестве наиболее талантливых художников XX века.

Однако Метнер интересовался новыми сочинениями композиторов XX века и выносил многим из них суровый приговор лишь после тщательного изучения и многократного прослушивания. Так, например, он пишет А. Ф. Гедике: «Я со Львом Эдуардовичем и Зязькой собираемся читать новых композиторов: Domestic’y Штрауса, Заратустру его же, сочинения Регера, Зиндинга и других авторов. Да, между прочим, еще 3 скрипичных сонаты Регера, о которых я тебе говорил… Я буду молчать… Приходи непременно» .

Детальная информация интернет магазин акб у нас на сайте.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Выскажите своё мнение: