Направленность внимания

Основой творческого метода К. С. Станиславского являлось проникновение во внутренний мир музыки и его воплощение в сценическое действие. Выражаясь языком системы, это проникновение в музыку можно назвать «действенным оправданием» музыки, то есть артист, читающий музыкальный текст, должен «оправдать» его соответствующим сценическим действием. Например, в «Евгении Онегине», в последнем действии, когда Гремин задает Онегину вопрос о его знакомстве с Татьяной («Ты ей знаком?»), мелодия опускается вниз. В ответе Онегина она поднимается вверх (вместо естественного для ответа хода ее вниз): «Я им сосед». Задача певцов состоит здесь в том, чтобы «оправдать», сделать живой и убедительной непривычную интонацию этого вопроса и ответа. Это можно «оправдать». Гремин спрашивает Онегина с глубоким изумлением: «Ты ей знаком?» (неужели? откуда ты с ней знаком?). Мелодия падает вниз. Ответ Онегина мож;ет звучать полувопросительно, с таким подтекстом: «Что же тут особенного, если мы соседи по имению? В этом нет ничего необыкновенного».

Основой работы актера является направленность внимания на первоочередные- сценические задачи. Нужно действовать правдиво, то есть делать то, что необходимо в данной сценической задаче. Если актеру нужно пройти по сцене и открыть окно, он должен идти в том ритме, в каком этого требует действие и «предлагаемые обстоятельства» роли. Ни в коем случае артист не должен показывать при этом публике: «Смотрите, вот я иду, вот я открываю окно, вот как я для вас стараюсь».

 imageуs

В Оперной студии при постановке «Онегина» Станиславский говорил исполнителю роли Ленского перед его выходом в первом действии: «Не говорите себе: ей-богу, я Ленский, ей-богу, я Ленский! Забудьте, что вы Ленский. Вы (такой-то) выходите на сцену, чтобы представить семейству Лариных своего друга. Выйдя на сцену, вы должны в первую очередь увидеть хозяек дома, установить с ними «общение», потом указать им на Онегина, которого вы тоже должны по-настоящему увидеть, и тогда уже спеть: «Медам, я на себя взял смелость привесть приятеля. Рекомендую вам, Онегин, мой сосед». Такова должна быть линия поведения Ленского на сцене. Если же артист, играющий Ленского, забудет подлинные свои задачи, будет суетиться, показывать публике, что он поэт Ленский, убеждать ее в том, что он молод и прекрасен, то есть сыграет «штамп», фальшивое действие, то в результате и публика ему не поверит».

Станиславский говорил артисту, поющему Ленского: «У вас пустые глаза, вы не держите «объекта» (то есть артист не фиксирует своего внимания на том, что ему в первую очередь необходимо). Артист должен увидеть (а не сделать вид, что увидел) Ларину, Ольгу, Татьяну, и лишь тогда он имеет право пропеть свою первую фразу — это и называется „держать объект”.

Станиславский добивался от певцов необходимого освобождения мышц, считая, что «через зажатое тело не может пройти чувство». Он учил, что тело артиста не может быть разъединено с музыкой, что оно должно точно и гибко следовать ее ритму и мелодическому движению. Постоянно напоминая певцам о пластическом совершенстве сценических движений Шаляпина, он считал, что голос певца не может проявиться полноценно, если тело его зажато, и особенно, если зажато горло.

Детальная информация колодец пластиковый канализационный цена у нас на сайте.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Выскажите своё мнение: