Монографический очерк

Творчество Николая Карловича Метнера — композитора и пианиста — одно из интереснейших явлений в музыкальном искусстве конца XIX и первой половины XX веков. Наряду с Рахманиновым и Скрябиным Метнер принадлежит к ведущим фигурам русской музыкальной культуры.

Судьба этих трех крупнейших современников сложилась, как известно, по-разному: если Рахманинов и Скрябин безоговорочно вошли в когорту русских музыкальных классиков, Метнер и его творчество еще, видимо, ждут приговора истории. Это вызвано различными причинами. Нельзя утверждать, что три названные творческие фигуры вполне равноценны: одаренность их все же разных масштабов, талант Метнера более скромен.

На поприще композиторской деятельности Метнер выступил в эпоху, когда Скрябин и Рахманинов приобрели уже мировую известность. Новаторская музыка Скрябина особенно покоряла слушателей страстным порывом и яркой патетикой, сочинения Рахманинова привлекали своей глубокой эмоциональностью и какой-то особой открытостью чувств. Музыка Рахманинова и, в особенности, Скрябина звала вперед, в неизвестное, и это оказывалось удивительно созвучным настроениям публики в ту предгрозовую эпоху.

Углубленно-сосредоточенное, гораздо более «закрытое» творчество Метнера с большим трудом пробивало себе дорогу к широким кругам русской публики. Но уже в начале 10-х годов нашего века имя Метнера начинает звучать как имя третьего крупнейшего композитора русской музыкальной культуры на рубеже двух столетий. И в среде русской публики, наряду со «скрябинистами» и верными поклонниками музыки Рахманинова, постепенно формируется определенный, пусть и небольшой круг приверженцев Метнера.

В статье, написанной в связи с десятилетием со дня смерти Н. К. Метнера, Г. Нейгауз отмечал: «Быть может, кой-кому покажется неправомерным составление такого терцета: «Скрябин, Рахманинов, Метнер», но думаю, что если вспомнить эпоху, в которой они или и творили, то здесь никакой ошибки нет. Рассуждая о символизме в русской поэзии, мы непременно назовем в первую очередь Блока, Брюсова и Белого, хотя бы Блок и высился над русским символизмом, как Эльбрус высится над всем Кавказским хребтом» .

Творческое наследие композитора значительно — оно содержит свыше шестидесяти опусов. Перу Метнера принадлежат три фортепианных концерта, фортепианный квинтет, три цикла характерных пьес «Забытые мотивы», четырнадцать фортепианных и три скрипичные сонаты, около сорока сказок, около ста романсов и песен, а также ряд мелких пьес для скрипки и фортепиано.

Деятельность Метнера не получила широкого освещения ни в зарубежном, ни в отечественном музыкознании, хотя еще при его жизни увлекала внимание русской музыкальной критики. О Метнере-пианисте писали видные деятели русской музыкальной культуры: Н. Мясковский, Б. Асафьев, Гр. Прокофьев, Н. Кашкин, Ю. Энгель, чьи статьи и очерки содержали немало ценных и тонких наблюдений . Однако их высказывания о Метнере, основанные главным образом на ранних сочинениях композитора, естественно, не могут  дать исчерпывающей характеристики его стиля.

На протяжении тридцати лет жизни за рубежом Метнер почти не удостоился внимания западной прессы — его музыка стояла слишком далеко от главных направлений современного ему европейского искусства. Вышедший в Лондоне сборник «Памяти Метнера» , в который вошли и воспоминания музыкантов разных стран, очень неравноценен: наряду с интересными и глубокими статьями американского музыковеда Йозефа Яссера, Альфреда Суана, в него включен ряд статей, написанных критиками белоэмигрантского толка — Л. Сабанеевым, И. Ильиным, К. Климовым.

Zigmund shtain 0400 речной песок купить www.career96.ru/pesok-rechnoj.html.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Выскажите своё мнение: