Миледи, или когда распускаются лилии.

СУДЬЯ: Я полагаю, что вам надо поговорить со своим дорогим братцем.

ПАЛАЧ: О чем? О чем можно говорить с этим философом?

СУДЬЯ: Ну, вероятно, что он подвергся демоническому наваждению в лице Шарлотты Баксон, оступился, совершил нелепую оплошность, и что сейчас все осознал, понял, что его заставила пойти на кражу эта женщина, и что теперь он раскаивается, и готов подтвердить это, положа руку на Библию. Если понадобится, то у нас найдутся еще свидетели, которые это подтвердят.

ПАЛАЧ: А если он не согласится?

СУДЬЯ: Возможен и такой вариант. Но тогда, дорогой друг, боюсь, что мы ничего не сможем сделать, чтобы уберечь вас от неприятностей. Уж больно велико преступление вашего родственника. Конечно, смертную казнь, суд требовать для него не может, но то, что вам придется заклеймить своего брата, – это я вам обещав.

ПАЛАЧ: Я понял. Можно еще?

СУДЬЯ: Вино, правда, замечательное.

ПАЛАЧ: Когда мне лучше поговорить?

СУДЬЯ: Я думаю, прямо сейчас.

ПАЛАЧ: Сейчас?

СУДЬЯ: Чем скорее вы снимите с себя эту тень, тем лучше. Вы же знаете, город у нас не большой… Да и страна, собственно, говоря…

ПАЛАЧ: Хорошо. Где?

СУДЬЯ: Здесь. /Звонит. Входит Секретарь./ Прикажите привести сюда капеллана, которого поймали сегодня ночью./Секретарь уходит./ У вас, конечно, не с собой ваш любимый предмет искусства росписи?

ПАЛАЧ: Вы шутите?

СУДЬЯ: Одну минуту. (Выходит на секунду в черный ход, и возвращается./ Вот… Сейчас все будет нормально. (Черный ход опять открывается и два человека в черных одеждах и масках вносят пылающую печь, в которой раскаляется «ЛИЛИЯ»,) Сюда, пожалуйста. Спасибо. Побудьте с нами. /Палачу/ Вот, это для того, чтобы тонус разговора был несколько иным. Я горячо желаю вам успеха.

ПАЛАЧ: А эти двое?

СУДЬЯ: Они ничего не видят и ничего не слышат. Смените лицо. У вас такой вид, будто вас за обедом кормили мышами. /Уходит в черный ход. Палач наливает еще вина. Пьет. В этот момент Секретарь вводит Жана и уходит. п а у з а/

ЖАН: Ну? Что же ты молчишь? Поздоровайся с братом. Не ожидал меня здесь встретить? Ничего не поделаешь, брат, у судьбы свои законы.

ПАЛАЧ: Сядь!

ЖАН: Да я, собственно говоря, сижу, ты разве не видишь?

ПАЛАЧ: Я тебе говорю, сядь! Не очень подходящее время плоско острить.

ЖАН: Хорошо. Я сел. А где твой кормилец? Отдал точить?

ПАЛАЧ: Послушай, дорогой братик! Сейчас речь идет не столько обо мне, сколько о тебе.

ЖАН: Вижу, вижу… Хорошие ребята! Цветочек уже подогрелся? Слушай, просвети. Это, вероятно, целая наука?

ПАЛАЧ: Значит так! Слушай меня внимательно и запоминай! Сейчас ты возьмешь этот лист бумаги, вот это перо, и тихо, спокойно напишешь текст, который я тебе продиктую. Договорились?

ЖАН: Ты знаешь, с палачом, вообще трудно не договориться.

ПАЛАЧ: Вот и хорошо. Сейчас ты напишешь следующее: « Я, Жан, капеллан Темплемарского монастыря, совершенно необъяснимо поддался искушению дьявола в лице Шарлотты Баксон, которая совратила меня и заставила ступить на путь преступления. Сейчас, я полностью осознал свою вину и прошу Высший суд разрешить мне вернуться к моей работе, во имя Господа нашего Иисуса Христа. (п а у з а )

ЖАН: Это все?

ПАЛАЧ: Все!

ЖАН: Талантливо, ничего не скажешь! А теперь, послушай меня, брат. Что это вдруг ты так ретиво взялся за спасение моей души? Раньше тебя это не очень волновало. Верно? А ты со своей еже разобрался? Очистил ее? Если так, то? что ты беспокоишься? Не надо. Я сам, как-нибудь разберусь, без посторонней помощи и без всевозможных бездарных литературных сочинений. Договорились’?

ПАЛАЧ: Жан.

Есть у кого хороший ветеринар кардиолог innovet-clinic.ru.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Выскажите своё мнение: