Миледи, или когда распускаются лилии.

ФРАНЦИСКА: А вы разве не знаете?

ДОНЬЯ УРРАКА: Догадываюсь, но меня это не успокаивает.

ФРАНЦИСКА: Вы хотите сказать, что служить Богу, — это противоречит…

ДОНЬЯ УРРАКА: Да. В вашем возрасте – противоречит! Ну, ладно… Чем же она заслужила всеобщее расположение?

ФРАНЦИСКА: Я думаю, что она единственная сестра, которая истинно верует.

ДОНЬЯ УРРЬКА. Мг… То есть, ты хочешь сказать…

ФРАНЦИСКА: ОЙ, нет! Что вы! Как вы могли подумать? И вы, и все наши сестры – истинно веруют.

ДОНЬЯ УРРАКА: Так в чем же дело?

ФРАНЦИСКА: Дело в том, что, насколько мне известно, до этого года – с продовольствием в монастыре всегда были неурядицы.

ДОНЬЯ УРРАКА: Мг. вижу, что ты Франциска, окончательно хочешь меня
запутать.

ФРАНЦИСКА: Я совершенно не хочу этого делать! Просто я хочу сказать, что если вы хотите, чтобы и в финансовой части у нас тоже был порядок, то все сестры будут рады видеть главной казначейшей монастыря нашу Шарлотту.

ДОНЬЯ УРРАКА: Мг. И ты в этом уверена?

ФРАНЦИСКА: Как уверена в том, что Господь существует! /пауза/

ДОНЬЯ УРРАКА: Нет, правда, красиво поют. И чем же она всех так околдовала?

ФРАНЦИСКА: Боюсь, что я не отвечу на этот вопрос, Это не передается словами.

ДОНЬЯ УРРАКА: Хорошо, Франциска. Я подумаю над вашим предложением. Иди.

ФРАНЦИСКА: Сударыня… /целует ей руку./ Благодарю Вас, сударыня! (Пение стихает.)

ДОНЬЯ УРРАКА: Постой-ка.

ФРАНЦИСКА: Слушаю Вас, сударыня.

ДОНЬЯ УРРАКА: Что говорят сестры, о нашем новом капеллане?

ФРАНЦИСКА: О брате Жане?

ДОНЬЯ УРРАКА: Да.

ФРАНЦИСКА: Что говорят? Что говорят?

ДОНЬЯ УРРАКА: Что с тобой, Франциска?

ФРАНЦИСКА: Со мной? Со мной – ничего!

ДОНЬЯ УРРАКА: Опять ты что-то скрываешь?

ФРАНЦИСКА: Я? Видит Бог, сударыня, ничего. Просто я опять не знаю, что сказать. Не спрашивайте, меня, пожалуйста… Я подумаю, а потом вам обязательно скажу!

ДОНЬЯ УРРАКА: Ну, по крайней мере, дело свое он знает хорошо?

ФРАНЦИСКА: Вы же только что слышали? /входит ЖАН./ Так что мне передать колбаснику от вашего имени?

ДОНЬЯ УРРАКА: Передай, чтобы больше добавлял чеснока и перца.

ФРАНЦИСКА: Слушаюсь, сударыня! (Уходит. П а у з а/

ДОНЬЯ УРРАКА: Вы закончили урок, капеллан?

ЖАН: Закончил, сударыня.

ДОНЬЯ УРРАКА: На десять минут раньше?

ЖАН: Да, сударыня.

ДОНЬЯ УРРЬКА: У вас ко мне дело?

ЖАН: Я прошу меня выслушать. /пауза/

ДОНЬЯ УРРАКА: Говорите.

ЖАН: Я не знаю, смею ли я вообще просить вас, о чем бы то было, но больше мне обратиться не к кому.

ДОНЬЯ УРРАКА: Для начала, юноша, успокойтесь. Не надо нервничать. Вы прекрасно знаете, что пользуетесь большим расположением людей, как в городе, так и в нашей святой обители, – поэтому я буду рада вас выслушать, и по возможности – помочь. Итак, что же за причина заставила вас прервать занятия?

ЖАН: Моя просьба, наверняка, покажется вам странной, и тем не менее… Я прошу… Вас дать мне рекомендательное письмо, для того, чтобы я мог перейти работать в другой монастырь.

ДОНЬЯ УРРАКА: Вот как? (п а у з а ) А причина? Вы можете сказать, в чем причина?

ЖАН: Уважаемая, Донья Уррака. Я понимаю, что это не достойно, – но я не хотел бы этого объяснять.
(пауза)
ДОНЬЯ УРРАКА: Дорогой юноша. Вы у нас работаете два месяца. Я боюсь, что мне будет трудно найти убедительные доводы для перевода вас в другую обитель. Прилежное знание предмета, непомерное усердие, доброта, порядочность, и вдруг — перевод. Согласитесь, что в этом есть что-то странное. А написать нечто противоположное этому – значит подставить под удар вашу карьеру, чего мне делать, как вы понимаете, совершенно не хочется.

http://profnastil-nn.ru/ формула кровли металлочерепица цена.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Выскажите своё мнение: