Миледи, или когда распускаются лилии.

ЖАН: Нет, постойте! Так это все… Боже мой! А я верил вам. А вы взяли ее на службу к себе в дом, чтобы просто ей пользоваться, когда вам этого захочется? Так? Только поэтому???

ВИНТЕР: Да послушайте же вы!!! Я бы мог вас просто посадить в тюрьму, и навсегда решить этот вопрос однозначно! Но я не сделал этого, потому что она любит вас, капеллан, вас, и никого больше! Постарайтесь это понять и больше ничего не выяснять.

ПОРТОС: Действительно, Жан, успокойтесь. Ваш покровитель сейчас сказал правду, чему мы бесконечно рады.

ВИНТЕР: Воздержитесь от комментариев, сударь. Мне кажется, теперь ваша очередь отвечать на вопросы.

ПОРТОС: С удовольствием. Я думаю, что на днях, узнаете о дальнейшей участи вашей общей возлюбленной.

ВИНТЕР: Из чьих уст позвольте узнать?

ПОРТОС: Из ее собственных.

ВИНТЕР: А если ваши надежды не оправдаются?

ПОРТОС: Винтер, сколько можно вам повторять, что мы не той породы людей, которые любят попусту играть словами. А теперь, пришло время расстаться.

ВИНТЕР: Благодарим за беспокойство!

АРАМИС: Да, передайте Милорду, что в этот приезд, с нашей стороны не последует никаких неожиданностей, в его адрес. Вы поняли?

ВИНТЕР: Почему я должен этому верить.

АРАМИС: А, правда, Портос, почему?

ПОРТОС: Все очень просто: Лувр и Версаль принадлежат вечности, а их непосредственные хозяева – иногда вынуждены меняться.

ВИНТЕР: Заговор?

ПОРТОС: Извините, Винтер, нам пора! Прощайте!

АРАМИС: Простите за вторжение.

ВИНТЕР: Я надеюсь, что вы не будете испытывать наше терпение слишком долго.

ПОРТОС: Не волнуйтесь, Винтер. (Портос и Арамис уходят. ПАУЗА. Кричит кукушка.)

ВИНТЕР: Все правильно.

ЖАН: Что?

ВИНТЕР: А? Нет, так.… О чем ты думаешь?

ЖАН: Я вдруг вспомнил, как впервые вошел через ворота Темплемарского монастыря, чтобы дать ей первые уроки. Изумленный, опьяненный, очарованный, я дал себе волю глядеть на нее, пока внезапно не дрогнул от ужаса: я почувствовал себя во власти ее чар. Два месяца я пытался как-то удержаться, но все оказалось тщетным. Она была сверхчеловечески прекрасна. Она была Ангелом, освещенным изнутри мерцающим огнем любви.

ВИНТЕР: Почему ты говоришь, была?

ЖАН: Потому, что чувствую, – мир, как дикая птица, оторвал ее от меня и унес на своих когтях ее и куски моего нищего сердца. Я перестал существовать, я уже себе не принадлежу.

ВИНТЕР: Ты любишь ее.

ЖАН: Да, но это, увы, ничего не может изменить. Время опять потекло мимо нас.

КАРТИНА ТРЕТЬЯ

/Комната в звяке АТОСА. Шикарная обстановка. В центре огромная кровать. В потолке, размером примерно с эту же кровать, круглое отверстие, куда проникает неяркий свет. АННА ДЕ БЕЙЛЬ просыпается и не может понять, где она находится. Перед ней огромная ваза с яствами. АННА делает резкое движение и вскрикивает. Острая боль пронзает низ живота. Через некоторое время в отверстие потолка опускается красная «лампа» в виде шара. АННА видит стоящего у стены АТОСА. пауза./

АННА: Негодяй… Вы негодяй, сударь.

АТОС: Возможно, мне не следовало так поступать, но поверьте, я действовал безрассудно.

АННА: Как вы могли? Вы же говорили, что любите меня?

АТОС: Я и сейчас повторю вам это.

АННА: После того, что вы сделали со мной?

АТОС: Послушайте, Анна. Доселе мне была не ведома такая страсть. Я потерял голову. Я клянусь вам, что безумно люблю вас. Я Граф де Ла Фер, приближенный к королевскому двору, я безумно богат, и я готов сделать тебя первой стац-дамой Франции. Поверь, я не хотел того, что случилось. Прошу тебя только об одном, прими мою любовь, и никто никогда не узнает, что твое настоящее имя – Шарлотта Баксон.

По реальным ценам кодирование предлагаем всем желающим. Качественно.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Выскажите своё мнение: