Миледи, или когда распускаются лилии.

ПОРТОС: Я только что от Де Тревиля.

АТОС: Ну?

ПОРТОС: К нам пожаловал… Кто?

АТОС: Ну, рожай!

ПОРТОС: Бэкингем!! /п а у з а/

АТОС: Очень люблю слушать пение утренних птиц,

ПОРТОС: Атос! Ты что? Ты меня слышишь?

АТОС: Слышу. Очень красиво поют. Значит, Винтер его не остановил.

ПОРТОС: Ты полагаешь, что он опять?

АТОС: Опять?! Ла-Манш это не расстояние для разгоряченного сердца. Очень красиво поют эти птички. И что сказал Де Тревиль?

ПОРТОС: Он полагает, что надо действовать. Ришелье знает, что Бэкингем будет искать встречи с Королевой.

АТОС: Осел!

ПОРТОС: Кто? Ришелье?

АТОС: Де Тревиль! Он полагает! Каждой свинье известно, кто у них королева.

ПОРТОС: В общем, да.

АТОС: Что еще сказало это ржавое шило?

ПОРТОС: Мы должны обезвредить людей Кардинала.

АТОС: Опять. Опять эта нудная песня улаживает с Бастилией?

ПОРТОС: Сам Де Тревиль.

АТОС: Плохо. Все очень плохо. Когда в государстве один умный человек, и тот никогда не станет королем, – тогда все очень плохо.

ПОРТОС: Кого ты имеешь в виду?

АТОС: Того же, кого и ты, – Ришелье. /п а у з а) Где и когда?

ПОРТОС: Сегодня ночью, в таверне, у дороги, на выезде в Ла-Рошель.

АТОС: Понятно. Надо полагать, что снова будет война.

ПОРТОС: Из-за Ла-Рошели?

АТОС: Из-за любви, Портос, из-за любви. Все войны всегда начинались из-за любви. Только любовь способна породить в человеке такую ненависть, чтобы он стал нанизывать сердца себе подобных на раскаленную шпагу. А где Арамис?

ПОРТОС: Вероятно, там же где всегда – охмуряет какую-нибудь монашку.

АТОС: Странная все же это страсть – ты не находишь?

ПОРТОС: Нахожу. Но видимо острота ощущений перебивает все.

АТОС: Да, Без него будет трудно.

ПОРТОС: Ну я думаю, что до вечера мне удастся его разыскать.

АТОС: Хорошо. Скажи, ты случайно ничего не слышал о некоей Шарлотте Баксон?

ПОРТОС: Нет. А что такое?

АТОС: Я тут получил предуведомление, как лицо, в чьих владениях имеется приход. Эта самая Шарлотта Баксон, в недавнем прошлом – послушница Темплемарского монастыря бенедиктинок, что под Лиллем, объявлена государственным преступником. Настоятельно рекомендуется присмотреться к возможным изменениям контингента во всех церковных институтах.

ПОРТОС: Да, Арамис сейчас был бы кстати.

АТОС: Возможно, ее появление в обществе молодого человека. Дальше следует полное описание внешности.

ПОРТОС: Я думаю, специально этим заниматься не стоит. Так при случае…

АТОС: Ты думаешь? А мне кажется это весьма любопытным: женщина, монашка, – и государственный преступник. Это случается не каждый день.

ПОРТОС: А что она натворила?

АТОС: Здесь не сказано. Но я думаю, что что-то весьма серьезное, если даже я получил послание.

ПОРТОС: Что же это может быть?

АТОС: Любовь, дорогой Портос. Все та же любовь. Если женщина идет на преступление, – это только любовь.

ПОРТОС: Интересно. Скажи, Атос, а ты бы мог полюбить женщину – убийцу или женщину – вора?

АТОС: Это романтично, но весьма глупо с точки зрения , здравого смысла.

ПОРТОС: Ну а если такая любовь, что просто глотку спирает?

АТОС: Мы уже об этом говорили, дорогой Портос. Тогда прямое объявление войны.

ПОРТОС: Кому?

АТОС: Миру. И по-другому быть не может. /Входит АРАМИС./

АРАМИС: Так я и знал, что успею к завтраку.

АТОС: Садись, дорогой Арамис.

АРАМИС: Спасибо, друзья. Я чертовски проголодался.

ПОРТОС: Если так, то видимо настоятельницы вновь остались ДОВОЛЬНЫ.

АРАМИС: Должен вас огорчить, дорогой Портос, но ваша шутка прошла мимо адреса. Сегодня ночью я был в совершенно другом месте.

ПОРТОС: Где же это?

АРАМИС: В доме одного нашего хорошего знакомого, а именно Лорда Винтера.

Работа в сфере наружной рекламы в алматы kuznica-adv.kz/services.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Выскажите своё мнение: