Лермонтовский цикл

Появился на три года позже пушкинского — в 1938 году [1]. В нем чувствуется более смелый, уверенный композиторский «почерк», разнообразнее стала гармония, интереснее фактура. Но зато пленительная непосредственность пушкинских романсов оказалась в какой-то мере утраченной. Цикл этот лежит в общем русле возрождения классических традиций, столь характерного для советского романса 30-х годов, а один из романсов («Портрет N. N.») даже имеет подзаголовок «Подражание Даргомыжскому».

Если в пушкинских романсах основное внимание композитора было сосредоточено на образности интонации, то в лермонтовском он занят поисками образной фактуры фортепианной партии и в ряде случаев очень удачно ее находит. Так, прозрачная фактура первой части романса «Парус» очень хорошо передает зрительный образ светлой морской дали, создавая контраст к музыкальному образу, возникающему на словах:
Играют волны, ветер свищет,

И мачта гнется и скрипит…
Весьма выразительны фактура и гармония в романсе. «Горные вершины». Намеренная статичность гармонии, «хоральность» фактуры приводят на память романс Листа на слова того же стихотворения Гёте, которое свободно переложил Лермонтов в своих «Горных вершинах». Но интонация вокальной партии в романсе Свиридова — совершенно русская (как и в самом лермонтовском пересказе).

Каким бы тонким ни было музыкальное решение в названных выше романсах (а к ним можно добавить еще очень своеобразный по колориту «Силуэт»), они уступают в силе непосредственного воздействия на слушателя «Соседке», романсу, написанному совсем просто и бесхитростно.

Это опять — романс-песня, как и лучшие романсы пушкинского цикла. В его музыкальной стилистике ясно ощутима связь с русским бытовым романсом, с той
[1] Восемь романсов на слова М. Ю. Лермонтова (1938): «Парус», «Они любили друг друга», «Как небеса твой взор блистает», «Силуэт», «Соседка», «Горные вершины», «Портрет N. N.», «Тучки небесные».
наиболее благородной его ветвью, которая представлена, например, романсами Варламова «Пловцы», «Белеет парус одинокий» или известным дуэтом Вильбоа «Нелюдимо наше море». Традицию этих романтических песен о свободе и подхватил Свиридов в своей «Соседке».

Надо сказать, что влияние русского бытового романса (первой половины XIX века) сказалось в советской вокальной музыке вообще довольно сильно, хотя это обычно мало принимается во внимание. Но, пожалуй, оно сильнее в песне, чем в романсе; вспомним, например, некоторые песни Дунаевского, Соловьева-Седого, Блантера

Авторы романса опирались обычно на другие, более высокие традиции русской лирики, но Свиридову, с его очень ясно определившимся тяготением к «песенности в романсном жанре» оказалась весьма близкой именно бытовая русская лирика в лучших ее проявлениях, и, пожалуй, прежде всего творчество Варламова

самые продаваемые машины

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Выскажите своё мнение: