Лекарь

КАПИТОН

-Кто ж его знает…

 

АВЕНИР

-А ведь я её именно здесь впервые увидал.

 

КАПИТОН

-Увидал он…у нас здесь не дом свиданий чай…

 

АВЕНИР

-Ты вод здесь Капитон трудишься, а того и не знаешь, что больница

эта возникла благодаря романтической любви!

КАПИТОН

-Это как же так-то?

 

АВЕНИР

-Граф один местный как-то… давно это было сказывают

крепко полюбил свою крепостную девицу….

 

КАПИТОН

-Брешут всё небось, чтобы граф…

 

АВЕНИР

-Голос у неё был неимоверный…девица-певица… каких свет

не видывал, что у твоей Акулины.

 

КАПИТОН

-Какая она моя, скажете тоже… и что дальше?

 

АВЕНИР

-Сына она ему родила…он нынче известный купец в округе…

а сама-то при родах и померла!

 

МЕЛИКТРИСА

-Царство её небесное!

 

АВЕНИР

-Перед смертью граф обещался ей построить странноприимный

дом, что и больницей будет и гостиной для паломников по святым

местам. Вот здесь-то мы с Дашей моей и познакомились…скучаю

я по ней, сильно скучаю!

 

МЕЛИКТРИСА

-Не терзайся ты так Авенирушка.

 

КАПИТОН

— Доктор говорит всё у тебя хорошо будет, полежишь у нас чуток,

подкрепишься. А Даша, Маша Глаша у тебя ещё будут, да и не

только они. Ха-ха-ха!

 

Авенир заходится кашлем.

АВЕНИР

— Нет, брат, спасибо…не лягу…всё равно где умереть. Я ведь до

осени не доживу…к чему понапрасну вас беспокоить, да и заводчикам

без инженера никуда, хоть и выгнал меня с фактории хозяин.

 

Он опять покашливает. Кухарка выходит из комнаты.

Качает головой.

АВЕНИР

— Всё бы ничего… как бы трубочку выкурить позволили, а

то умру не покуривши.

 

Павлуша подносит Авениру вырезанную им

трубочку. Авенир с наслаждением буд-то затягивается,

выпуская воздух

АВЕНИР

— Знаю, что убил меня табак, а не могу совладать с собой.

Такой уж я бесхарактерный уродился.

 

КАПИТОН

-Перед смертью не накуришься (в сторону). Ты бы хоть к

родным написал.

 

АВЕНИР

-Что к родным писать? Помочь — они мне не помогут, а как

умру узнают поди…да что об этом говорить. Пойду я пожалуй.

Я как — то в столице в театре был… больно мне стихи из одной

пьесы в голову врезались.

 

«Не более! И знать, что этот сон

Окончит грусть и тысячи ударов,

Удел живых…такой конец достоин

Желаний жарких! Умереть…уснуть…»

КАПИТОН

-Живи Авенир! Живи! Я вот живу и всё от жизни беру и ты

рот не разевай!

АВЕНИР

— «Кто снёс бы бич и посмеянье века,

Бессилье прав, тиранов притесненье,

Обиды гордого, забытую любовь

Презренных душ презрение к заслугам,

Когда бы мог нас подарить покоем

Один удар…О помяни

Мои грехи в твоей святой молитве».

 

Авенир уходит в задумчивости из комнаты. Павел начинает странный

танец с воображаемой партнёршей как- будто с острой косой

наперевес Капитон в задумчивости листает альбом

для записи больных, словно не замечая движений юноши.

Танец завершается и в дверь вваливается АРДАЛЬОН МИХАЙЛЫЧ.

Павел спешит к нему на встречу.

ПАВЕЛ

Картина крик еще по теме.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Выскажите своё мнение: