«Каренин» — история государственного человека

АННУШКА: Давали, матушка, давали…

АННА: , мне жить осталось недолго, сейчас начнется жар, и я уже ничего не пойму. (Каренин подходит.)Каренин начинает плакать.) Но это скоро кончится.… Одно мне нужно: ты прости меня, прости совсем! Я ужасна, но мне няня говорила: святая мученица, — как ее звали? Тсс!.. Она хуже была. Нет, ты не можешь простить. Я знаю, этого простить нельзя. Нет, нет, уйди, ты слишком хорош. Теперь прощайте все! Да снимите же с меня эти шубы!!!… Да мне нужно было одно прощение, больше я ничего не хочу. Шубы! Шубы!!! Отчего же, он не придет? (Вронскому) Подойди, подойди! Подай ему руку! Открой лицо, посмотри на него. Он святой.… Да открой, открой лицо!!! Алексей Александрович, открой ему лицо! Я хочу его видеть! (Каренин отрывает руки от лица Вронского.)… Доктор! Мне морфину! Скорее!!! (Каренину) Подай ему руку, прости его, прости… (ПАУЗА. Рукопожатие.) Слава богу! Ну, теперь все готово. Вот так вот прекрасно! Доктор! Я прошу! Боже мой, боже мой, когда это кончится? Дайте мне морфину!! Доктор!!!

(Доктор и Аннушка подхватывают под руки Анну и уводят. ПАУЗА)

ВРОНСКИЙ: Алексей Александрович, я не могу говорить, не могу понимать.

КАРТИНА ДЕСЯТАЯ:

(Аннушка накрывает на стол. ПАУЗА. Входит Каренин и Стива.)

КАРЕНИН: Я абсолютно убежден, что в этом причина дурного состояния русских финансов!

СТИВА: Да, это очень верно, это очень верно в подробностях, но все-таки принцип нашего времени – свобода. (Присаживаются к столу.)

КАРЕНИН: Спасибо Аннушка! Мы дальше сами!

СТИВА: Жалование хорошее, до девяти тысяч…

КАРЕНИН: Я нахожу, и написал об этом записку в правительство, что в наше время эти огромные жалования суть признаки ложной экономической политики нашего управления.

КАРЕНИН: Честность есть только отрицательное свойство.

СТИВА: Но ты мне сделаешь большое одолжение все-таки.… Замолви словечко Поморскому. Так, между разговором…

КАРЕНИН: Может быть, я обещал то, чего я не имел права обещать.

СТИВА: Так ты отказываешься в том, что обещал?

СТИВА: Развод допущен и нашей церковью!

КАРЕНИН: Допущен, но не в этом смысле.

СТИВА: Алексей Александрович, я не узнаю тебя!

КАРЕНИН: Я прошу… прошу прекратить этот разговор!

СТИВА: (Стива уходит. ПАУЗА. Входит Лидия Ивановна.)

ГРАФИНЯ: Вы, Алексей Александрович, забыли обо мне, о том, что у вас есть друг, который.… Но я не забыла вас. Друг мой!

КАРЕНИН: Да-да, я благодарен, графиня…

ГРАФИНЯ: Друг мой!..  Друг мой!

КАРЕНИН: (Целуя ей руки.) Лидия Ивановна, я разбит, я убит, я не человек более.

ГРАФИНЯ: Вы найдете опору, ищите ее не во мне

ГРАФИНЯ: Друг мой!

КАРЕНИН: Вчера за обедом… Я не мог смотреть… перенести того, как мой сын смотрел на меня…

ГРАФИНЯ: Друг мой! Вы поручаете мне? Мы вместе займемся Сережей.… Нет, не благодарите меня. (Молится.) А теперь я приступаю к делу. Я иду к Сереже. Я скажу ему, что отец его святой и что мать его умерла. Да! Да, да, друг мой!! Я иду!!!

КАРТИНА ОДИННАДЦАТАЯ:

(Аннушка наряжает Анну в роскошное вечернее платье. Долгая ПАУЗА.)

АННУШКА: Куда ж, Анна Аркадьевна, в такой красоте ходят?

АННА: Сегодня все в театр едут, слушать Патти.

АННУШКА: А я с вами выросла, а в театре ни разу не была.

АННА: Так хочешь, — поедем?

АННУШКА: Что вы, что вы? У меня тут свой театр…

(ПАУЗА. Входит Вронский.)

АННА: Алексей! Спасибо, Аннушка!

АННУШКА: Что вы, Анна Аркадьевна! Не подать ли чего?

АННА: Нет, спасибо тебе. (Аннушка уходит.)

АННА: (Протягивает конверт.) На, прочитай,

ВРОНСКИЙ: Что это? (Берет письмо, читает.)

ПАУЗА
АННА: Алексей, ты не изменился ко мне? Алексей, я измучилась здесь. Когда мы уедем?

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Выскажите своё мнение: