«Каренин» — история государственного человека

АННА: Хорошо, проводи! (Только Аннушка скрывается в дверях, врывается Графиня)

ГРАФИНЯ: Анна Аркадьевна! Голубушка! Почему? Почему вы который раз пропускаете заседание нашего клуба? После возвращения из Москвы, вы у нас не разу не были! Мы все очень волнуемся! Это же не просто кружок, это «Совесть петербургского общества»! Алексей Александрович очень дорожит этим кружком! Я, от имени всех, передаю вам нашу озабоченность происходящим!

АННА: Лидия Ивановна, я не хотела бы вас обижать, вы знаете, как я умею сживаться со всеми, но ваш клуб… мне стало казаться, что все вы в нем притворяетесь, и мне стало скучно и неловко…

ГРАФИНЯ: Что вы такое говорите, Анна Аркадьевна?

АННА: Да, да… Я скажу более… Ваша «Совесть Петербургского общества» мне стала глубоко невыносима, я понятно изъясняюсь?

ГРАФИНЯ: Анна Аркадьевна! Как вы можете так говорить, ведь ваш муж всячески покровительствует нам…

АННА: А теперь оставьте меня, и постарайтесь сделать так, чтобы мы с вами как можно меньше встречались!

ГРАФИНЯ: Ну, Анна Аркадьевна.… Это слишком! Вы забываетесь!! Ваше положение, и положение Вашего мужа, в свое время были получены не без участия моего рода!

АННА: Вон!

ГРАФИНЯ: Вы еще об этом пожалеете!

(Уходит. ПАУЗА. Входит Аннушка.)

АННА: Что еще.

АННУШКА: Алексей Александрович прислали карету на скачки ехать. Прикажите отпустить, или…поедете?

АННА:(Не сразу.) Поеду, Аннушка, поеду.

КАРТИНА ПЯТАЯ:

(Вечер того же дня. Аннушка убирает кабинет. Входит Слюдин.)

СЛЮДИН: Простите, я без стука. Алексей Александрович еще не вернулись?

АННУШКА: Нет. У вас к нему доклад?

СЛЮДИН: Да. И доклад тоже.

ПАУЗА

АННУШКА: Ну, присядьте, чего столбом-то стоять.

СЛЮДИН: (Садится.) Спасибо!

ПАУЗА

СЛЮДИН: (Внимательно рассматривает Аннушку.) Удивительное дело… Просители, доклады, приемы, назначения, удаления, распределение наград, пенсий, жалования, переписки, — как только Алексей Александрович со всем справляется?

АННУШКА: Да, тяжело…

ПАУЗА

СЛЮДИН: Путешественник какой-то приехал, просит Алексея Александровича принять его.

АННУШКА: Путешественников много, а Алексей Александрович один.

СЛЮДИН: (Вздыхает.) Да…(ПАУЗА) Погода нынче… не для скачек!

АННУШКА: А у нас такие скачки, что им погода не помеха.

(ПАУЗА. Слышно как стремительно подъезжает карета. Аннушка смотрит в окно.)

АННУШКА: Алексей Александрович приехали.

СЛЮДИН: Один?

АННУШКА: С барыней.

(Слюдин встает. ПАУЗА. Резко входит Анна и проходит в спальню. Через ПАУЗУ входит Каренин и останавливается в дверях.)

КАРЕНИН: Что, Слюдин?

СЛЮДИН: Тут письмо…

КАРЕНИН: Завтра, Слюдин! Все письма завтра!

СЛЮДИН: Я понял, Алексей Александрович. До свидания! (Уходит.)

АННУШКА: Не подать ли чего, Алексей Александрович!

КАРЕНИН: У меня здесь «Херес» есть.

АННУШКА: Как вам будет угодно. (Выходит.)

КАРЕНИН: ( ПАУЗА. Каренин открывает шкаф и вынимает бутылку и наливает. Входит Анна.) Как, однако, мы все склонны к этим жестоким зрелищам. Любовь к подобным зрелищам… есть две стороны: исполнителей и зрителей… любовь зрителей к подобным зрелищам есть вернейший признак низкого развития,… хотя специализированный спорт есть признак высокого развития. Как в Англии…

АННА: Что? Я не понимаю…

КАРЕНИН: Я должен сказать вам,… что вы неприлично вели себя нынче.

АННА: Чем я неприлично вела себя? Что вы нашли?

(ПАУЗА)

КАРЕНИН: Уходит. В другую дверь входит Аннушка, озираясь, и передает записку Анне. Анна читает.)

АННА: Слава богу, цел! Боже мой! Как хорошо я сделала, что все сказала ему!

АННУШКА: Может быть вам подать что-нибудь?

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Выскажите своё мнение: