Интимный тон поэзии Щипачева

В цикле «За Родину» (ор. 64) нашла отражение конкретная современная тема. Эта тетрадь посвящен« образам минувшей войны («Здесь похоронен красноармеец», «Город Н.»). Сюда же вошел «Заздравный кубок», перенесенный композитором из сюиты «Три кубка» на слова Н. Тихонова (о ней уже говорилось на стр. 132—134).

Цикл «Двенадцать стихотворений» (ор. 63) открывается тетрадью романсов на слова С. Щипачева, поэта, еще в предвоенные годы завоевавшего известную популярность у музыкантов (мы уже говорили о романсах Н. Мясковского).

Интимный тон поэзии Щипачева, характер поэтической лексики уже сами по себе подсказывают музыкальное решение стихотворений в виде подчеркнуто камерных декламационных миниатюр. Таково, например, большинство романсов Мясковского на слова этого поэта.

В сходной манере написаны и два первых романса из рассматриваемого цикла («Своей любви перебирая даты» и «Люблю тебя»). Третий же романс («Ты со мной») очень от них отличается, так как здесь на первый план выходит песенное начало. Мелодия очень проста, напевна, функция фортепианной партии сводится только к легкой поддержке голоса, а параллелизмы в ней терций и секст даже напоминают бесхитростную русскую лирику начала XIX века.

Но при всей предельной простоте использованных средств романс удивительно хорош. Он особенно привлекает благородной строгостью выражения чувства, строгостью, за которой угадывается его внутренняя сила и искренность.

Грустная дума о неизбежности вечной разлуки с любимой высказана сдержанно, затаенно, глубина ее становится ощутимой только в завершающем стихотворение грустном вопросе:
Где тогда в холодном мирозданье,

Милый друг, я отыщу твой след?
Значительность этого вопроса подчеркнута и декламационностью вокальной фразы, и «темной» гармонией (именно в заключительных фразах романса сосредоточены выразительные гармонии шестой и второй низких ступеней):

3_html_71a0f109

Гармоническое подчеркивание наиболее значительных фраз, особенно заметное благодаря очень простому контексту,— прием вообще характерный для рассматриваемого цикла и в частности для первой тетради. С цитированной выше фразой можно сравнить заключительные фразы из двух предыдущих романсов, где также сосредоточены наиболее сильные выразительные средства.

Романсы на слова Щипачева выделяются своей предельной простотой и лаконичностью и среди цикла «Двенадцать стихотворений», и вообще среди лирики Александрова, которой более свойственна «поэмность», нежели миниатюризм. Остальные же романсы можно рассматривать как продолжение ранее сложившихся линий его вокального творчества, но на ином уровне.

Так, здесь нашла продолжение довольно характерная для Александрова линия отражения в романсе народно-песенного мелоса. Она ярче и непосредственнее всего проявилась в уже рассматривавшихся нами обработках народных мелодий, в жанре, к которому композитор обращался неоднократно на протяжении всего творческого пути. В цикле «Двенадцать стихотворений» нет произведений, прямо относящихся к жанру обработки, методы отражения народной песенности здесь иные, более сложные. Ближе всего к жанру обработки стоит песня «Колечко», написанная, как указывает автор, на мотив народной песни «Потеряла я колечко». Но слова этой песни написаны современным поэтом (Н. Берендгофом), а мелодия развита композитором довольно свободно, но вполне в духе первоисточника.

Бланки оплаты за проживание в гостинице.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Выскажите своё мнение: