Душевная отрешенность

Медленно, ритмично колеблющиеся восьмые в темпе meno mosso, слегка акцентируемые на каждой сильной доле такта, своим метрическим однообразием вносят в музыку некий восточный колорит, напоминают как бы ритуальный жреческий танец. Это герой ощущает в своей душе магическое воздействие природы Грузии. В его сердце угасают желания. Душа его как бы оторвана от внешнего мира. В своей одинокой отрешенности она как бы соприкасается с ритмом космоса, ощущает дыхание вселенной. Любовь его и страсть переплавлены в новую сферу любви «и без надежд, и без желаний».

Унынья моего Ничто не мучнт, не тревожит…

Но эта душевная отрешенность продолжается недолго. После пережитого затишья и отдыха в душе героя просыпаются прежние силы. И в новом подъеме душа его готова излить потоки любовных эмоций. Ритм становится беспокойным, пунктирным. Темп ускоряется, мелодический рисунок оживляется, возникают интонации, близкие к речитативу. Динамика усиливается (crescendo accelerando — усиливаясь и ускоряясь). Возникает кульминационный момент романса. Темп снова становится сдержанным. Слова приобретают особую значительность и вес во фразе «горит и любит оттого».

И сердце вновь горит и любит — оттого,

Что не любить оно не может.

На последних словах в музыке наступает динамический спад. Ритм становится снова спокойным. Музыка как бы иссякает, растворяясь в первоначальном синкопированном ритме, первоначальной, но в конце мажорной гармонии.

Нельзя не вспомнить исполнения этого романса Ф. И. Шаляпиным. Он переносил музыкальную кульминацию на такт вперед по сравнению с кульминацией, указанной Н. А. Римским-Корсаковым.

У Римского-Корсакова кульминация падает на слова «горит и любит». У Шаляпина она падает на слова «оттого, что не любить оно не может». Он усиливал голос на слове «оттого», доводя его до forte к словам «не любить оно…». Тем самым изменялся смысл стихотворения. И если у Римского-Корсакова смысл был в том, что сердце героя снова ожило для любви его к той женщине, которой посвящено стихотворение, то у Шаляпина смысл становился более обобщенным. Сердце героя создано так, что «не может жить покоем» — кого-нибудь он постоянно должен любить. В музыкальном отыгрыше, заканчивающем романс, тихо, мягко и в мажоре звучит имитация последней фразы стихотворения «не любить оно не может». Эта фортепианная фраза как бы подтверждает примиренность души героя с невозможностью не любить, пока жизнь теплится в его сердце. Для более углубленного понимания этого романса необходимо ознакомиться с текстом стихотворения А. С. Пушкина, печатавшегося рядом со стихотворением «На холмах Грузии» и являющегося как бы его «двойником». Текст этот прочтен при изучении рукописей Пушкина известным пушкинистом и знаменитым исследователем его рукописного наследства Сергеем Михайловичем Бонди.

По привлекательной цене резец вставка на любых условиях.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Выскажите своё мнение: